English

Главная / Журналы "Традиционная медицина" / 2017 г. №2(49)

КРАТКИЙ АНАЛИЗ ПРИМЕНЕНИЯ ЦВЕТКОВ FILIPENDULA ULMARIA (L.) MAXIM. В НАРОДНЫХ, ТРАДИЦИОННЫХ МЕДИЦИНАХ И НЕКОТОРЫХ ЕГО ФАРМАКОЛОГИЧЕСКИХ СВОЙСТВ

О.Д. Барнаулов
Институт мозга человека им. Н.П. Бехтеревой РАН (г. Санкт-Петербург)

Short analysis of using Filipendula ulmaria (L.) maxim. flowers in folk and traditional medicines and it’s some pharmacological properties

O.D. Barnaulov
N.P. Bechtereva Human Brain Institute RAS (St.Petersburg, Russia)
РЕЗЮМЕ
Лабазник вязолистный является пищевым растением и суррогатом чая. Экспериментльно подтверждено, что для настоя 1: 10 цветков и листьев DL50, DLmin, минимальную нейротоксическую дозу при энтеральном введении определить не удается. Множество показаний к применению (ревматизм, артриты, холецистит, гастрит, цистит, нефрит, ОРВИ, кишечные инфекции, лихорадки) можно обобщить как воспалительные и инфекционные заболевания. В эксперименте настой цветков лабазника ограничивает воспалительную экссудацию и пролиферацию. В народных и традиционных медицинах Л. вязолистный применяют при заболеваниях неврологичес-кого профиля: инсультах, параличах, эпилепсии, неврозах, нейроинфекциях. Правомерность такого применения подт-верждена обнаружением церебропротективных свойств галеновых препаратов видов Лабазника. Не выявлены противосудорожные свойства, но токсичность некоторых конвульсантов препараты из видов Лабазника снижают. Ассимиляция опыта народных и традиционных медицин – база для правильного изучения фитопрепаратов.
Ключевые слова: традиционная и народная медицина, фитофармакология, Лабазник вязолистный.


RESUME
Filipendula ulmaria is eatable plant and tea substitute. Its low toxicity was confirmed experimentally in mice, when flowers and leaves infusions 1:10 were introduced enterally. DL50, DLmin and minimal neurotoxic doses can’t be reached. Wide indications for use (rheumatism, arthritis, cholecystitis, cystitis, nephrite, respiratory and intestinal infections, and fevers) may be summarized as inflammatory and infectious diseases. Flower infusion decreased inflammatory exudation and proliferation in our experiments. Filipendula ulmaria is used in folk and traditional medicines for treating patients with neurological diseases: strokes, paralyses, neuroses, neuroinfections. Discovering cerebroprotective properties galenic preparations from Filipendula species confirm that such use is correct. The galenic preparation from Filipendula species has no anticonvulsant properties, but they decrease toxicity of certain convulsants. The assimilation folk and traditional medicines experience is a basis for correct investigation of plant remedies.
Keywords: traditional and folk medicines, phytopharmacology, Filipendula ulmaria.

В народе это широко распространенное, популярное лекарственное растение и родственные виды называют не лабазником, а ласково – таволгой, поскольку произрастает оно по влажным, волглым местам. По легенде, классификационное переименование видов таволги в лабазники началось с того, что кому-то из ботаников аромат цветков, чтимый в народе, не понравился и якобы напомнил запах селедки, продававшейся в лабазах.

Латинское название рода происходит от filum – нить и pendulа – висячий по тем клубенькам, которые висят на нитевидных корнях. Видовое русское и латинское названия совпадают: листья сходны по форме с листьями вяза. Корни с клубеньками чаще использовали при онкологических заболеваниях у другого, менее распространенного вида – Лабазника обыкновенного (или Л. шестилепестного) Filipendula vulgaris (F. hexapetula). Он включен в типовой, по сути, противоонкогенный сбор Здренко, который является аптечным, разрешен к применению. Формальными показаниями к применению сбора являются анацидные гастриты и папилломатоз мочевого пузыря. Что же касается аромата цветков и, в меньшей мере, листьев Л. вязолистного, то с древнейших времен был популярен таволожный (цветоч- ный) чай, который пили, ценя за аромат, и просто так, и для успокоения, при нарушениях сна, различных волнениях, как бы сказали сейчас, при стрессовых ситуациях. С лечебной целью настой цветков назначали при истерии, возбуждении, агрессивности, душевных травмах. Сведений о применении таволожного чая при психических заболеваниях в первоисточниках обнаружить не удалось. Чай этот пили при переутомлениях, физической усталости. В частности, он был традиционен у косцов, что нашло отражение в художественной литературе, поскольку предупреждал ломоту после тяжелой физической нагрузки и позволял лучше переносить жару. Очевидно, что пахнущий селедкой чай пить не стали бы. Одно из народных названий таволги – медуница, медунишник [11, 12, 18], что снимает вопросы о неприятном запахе. Для Севера пасеки не столь уж характерны (3–3,5 месяца медосбора, суровые зимы), но обширные, как правило, куртины таволги – признанного медоноса, позволяли рассчитывать на большое количество меда, который особенно ценился при воспалительных заболеваниях, лихорадках, а также за особый аромат. В настоящее время традиция потребления таволожного чая, как и многих других суррогатов чая, почти исчезла.

На Руси, в скандинавских странах таволгу использовали в пивоварении для коррекции вкуса пива, а возможно и для усиления его хмельного действия, поскольку на бытовом уровне, а в последующем и экспериментально было установлено, что таволга умеренно усиливает действие угнетающих ЦНС ядов: хлоралгидрата, барбитуратов, алкогольных напитков [4, 5]. При отсутствии очевидного угнетающего ЦНС действия как при потреблении таволожного чая людьми, так и при энтеральном введении животным (недостижимы нейротоксические дозы по тестам пребывания на вертикальном стержне и поведения в открытом поле) настой цветков тем не менее снижает наркотическую DE50 хлоралгидрата. Этот простой тест может быть положен в основу биостандартизации сырья по наличию и сохранению его весьма умеренного депримирующего действия на ЦНС, проявляющегося только на фоне угнетающих ее средств. Опускаю описание использованных общепринятых методик, изложенных подробно ранее [4, 6]. Приведенные в табл. 1 результаты подтверждают возможность правильного хранения сырья в течение 12 лет без утраты активности, способности снижать наркотическую дозу хлоралгидрата.

Молодые листья, побеги имели и пищевое применение: ими заправляли борщи, супы, использовали для салатов [15]. Применение таволги в пищу и в качестве суррогата чая логически позволяет предположить, что растение не ядовито, и, действительно, токсинов, сердечных гликозидов, алкалоидов оно не содержит, DL50 и даже DLmin при энтеральном многократном введении настоя, отвара цветков 1:10 мышам не достигаются. Не детализируя химический состав, отметим, что он хорошо изложен в 3 томе «Растительные ресурсы СССР» [22]. Одна из версий происхождения латинского названия таволги – любимая лошадьми (fillos + hyppos), что без сомнений может быть отвергнуто. Ни лошади, ни крупный,
...
Заказать в интернет-магазине

ЛИТЕРАТУРА
1. Атлас тибетской медицины. Свод иллюстраций к тибетскому медицинскому трактату ХУП века «Голубой берилл». – М., 1994. – 592 с.
2. Ахмедов Р. Книга откровений. По следам «Одолень-травы». – Уфа, 2013. – 324 с.
3. Базарон Э.Г., Асеева Т.А. «Вайдурья-онбо» – трактат индо-тибетской медицины. – Новосибирск, 1994. – 117 с.
4. Барнаулов О.Д. Поиск и фармакологическое изучение фитопрепаратов, повышающих резистентность организма к повреждающим воздействиям, оптимизирующих процесс репарации и регенерации. – Дисс. … докт. мед. наук. – Л., 1988. – 487 с.
5. Барнаулов О.Д. Фитотерапия больных бронхолегочными заболеваниями. – СПб., 2008. – 304 с.
6. Барнаулов О.Д., Поспелова М.Л. Фитотерапия в неврологии. – СПб., 2009. – 320 с.
7. Барнаулов О.Д., Шухободский Б.А., Денисенко П.П., Кожина И.С. Ранозаживляющее и противовоспалительное средство. – Авторское свидетельство СССР, №1257891 от 15.05.1986 г.
8. Беленький М.Л. Элементы количественной оценки фармакологического эффекта. – Л., 1963. – 112 с.
9. Брехман И.И. Введение в валеологию – науку о здоровье. – Л., 1987. – 126 с.
Вайс Р.Ф., Финтельман Ф. Фитотерапия. Руководство. – М., 2004. – 552 с.
10. Ергольский И.В. Об употреблении растения дикая бузина (таволга, лабазник, медунишник, Spirea ulmaria) в предохранение от водобоязни после укушения бешеными животными. – Друг здравия, 1846, №11. – С.82–83.
11. Залесова Е.Н., Петровская О.В. Словарь- травник. – СПб., 1899. – 1152 с.
12. Ильюченок Л.Ю., Чаплыгина С.Р. Влияние препаратов элеутерококка на память у мышей. – Лекарственные средства Дальнего Востока. – 1982, вып. 2. – С.83–85.
13. Йорданов Д., Николов Н., Бойчинов А. Фитотерапия. Лечение лекарственнми травами. – София, 1976. – 349 с.
14. Кощеев А.К. Дикорастущие съедобные растения в нашем питании. – М., 1981. – 255 с.
15. Ламжав Ц., Држжанцан Д., Цэрэнбалжир Д. Монгол орны эмийн Ургамал. – Уланбаатар, 1971. – 365 с.
16. Лазарев Н.В., Люблина Е.И., Розин М.А. Состояние неспецифически повшенной сопротивляемости. – Патолог. физиол. и экспер. терапия. !959, №4. – С.16–21.
17. Лекарственные растения – дикорастущие. – Минск, 1966. – 379 с.
18. Мальдзиневич С.О. Лечение укушения бешеными животными соком корня лабазника (Spirea ulmaria). – М., 1859. – 23 с.
19. Поспелова М.Л. Клиническое обоснование эффективности методов фито- и гирудотерапии больных цереброваскулярными заболеваниями. – Дисс. … док. мед. наук. – СПб., 2012. – 323 с.
20. Прусак А.В. Из истории лечения эпилепсии эфироносными растениями в Древней Руси. – Журн. невропатол. и психиатрии. 1952, №11. С.82–86.
21. Растительные ресурсы СССР. Цветковые растения, их химический состав, использование. Семейства Hydrangeaceae – Haloragaceae. – Л., 1986. – 326 с.
22. Современная фитотерапия. // ред.Петков В. – София, 1988. – 504 с.
23. Шмидт Т.Е., Яхно Н.Н. Рассеянный склероз. Руководство для врачей. – М., 2010. – 272 с.
24. Яременко К.В. Оптимальное состояние организма и адаптогены. – СПб., 2008. – 131 с.
Главная | Об издании | Публикация статей  | Архив номеров | Где купить?
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Ваш Медицинский Агент в интернете MedLinks - Вся медицина в Интернет ЗДОРОВЬЕ.RU